Бахаизм. История этой религии и основные принципы

Бахаизм. История этой религии и основные принципы


Имеются исторические данные, указывающие на то, что некоторые греческие философы, в том числе Сократ, побывали в Палестине и заимствовали у еврейских пророков идеи о Боге, душе и морали и, вернувшись к себе на родину, распространяли эти идеи среди своих соотечественников. Другим выдающимся примером является христианство. Благотворительное действие на человечество принципов и заповедей, возвещенных Христом от имени пославшего его отца, до того очевидно, что его не могут отрицать даже противники религий.

По утверждению историков, учение Христа дало в области духовного и морального воспитания человека, пробуждения в нем чувств человеческого достоинства и распространения наук и искусств гораздо больше, чем законодательные акты всех государств мира и ученые трактаты всех философов вместе взятых.

Точно такую же роль сыграла, в свою очередь, религия ислама, возникшая в седьмом веке в Аравии. Божественные законы, провозглашенные Магометом, духовно переродили почти полудикие племена Аравийского полуострова с их примитивными, временами варварскими нравами и обычаями (как, например, обычай заживо хоронить дочерей) и постоянно враждовавшие друг с другом племена превратили в объединенную, организованную нацию, которая с быстротой, не имевшей в истории прецедента, разнесла по странам тогдашнего мира новые начала права, морали и государственности, сплотив миллионы людей разных национальностей и рас в единую мусульманскую империю.

Всем известна громадная услуга, оказанная исламом процветанию и развитию таких наук, как философия, математика, медицина, астрономия, история и география. Переходя к бахаизму, следует сначала остановиться на другом замечательном религиозном движении, непосредственно связанном с появлением бахаизма.

Основателем этого движения был юноша по имени Сеид Али Мохаммед. Он назвал себя Бабом, что значит — Врата. Отсюда его учение получило название бабизма. В своих писаниях он постоянно подчеркивал, что основная цель его миссии это подготовка людей к признанию грядущего Великого Пророка, того, кого проявит Бог.

Миссия Баба была подобна миссии Иоанна Крестителя перед пришествием Иисуса Христа. Вдохновенная проповедь Баба, блестящие и оригинальные комментарии аллегорических стихов Корана, чарующее обаяние его личности в короткое время привлекли к нему тысячи последователей из всех сословий населения, в том числе ряд крупнейших ученых-теологов. Надо принять во внимание, что страна, где зародилось учение Баба, славившаяся своим прошлым могуществом, высокоразвитой цивилизацией и своими гениальными учеными и поэтами, стала постепенно терять свои жизненные силы и к началу XIX века представляла собой картину крайнего духовного, культурного, экономического и политического разложения и упадка. Чтобы сохранить свою власть и связанные с властью личные материальные выгоды, представители духовенства выращивали, и поддерживали в народе предрассудки и суеверия и сурово осуждали проявление всякой свободной и прогрессивной мысли.

Они объявили учение Баба ересью и его последователей — вероотступниками, заслуживающими строжайшего наказания, вплоть до смертной казни. Войска осадили убежище бабистов. Когда все усилия сломить стойкость и сопротивление бабистов потерпели неудачу, начальники войск прибегли к хитрости и обману. Они предложили бабистам прекратить сопротивление и мирно разойтись, обещав не причинить им никакого вреда. Это обещание они скрепили клятвой. Когда же истощенные и изнуренные продолжительной осадой и голодом оставшиеся в живых бабисты вышли из своих убежищ, войска напали на них и изрубили почти всех.

Сам Баб, арестованный в 1847 году, был сослан в крепость Маку, расположенную на границе Ирана с Россией и Турцией.

Правительство рассчитывало, что Баб, находясь под строгим надзором в этой изолированной от внешнего мира крепости, потеряет связь со своими сподвижниками, и в результате дело его замрет. Но ожидания эти не оправдались. Кроткий и благородный характер Баба вскоре завоевал сердца стражей. Его ученики, с ведома и при содействии начальника крепости, стали посещать своего учителя, и дело его не только не заглохло, а стало расти с еще большей быстротой.

Это обстоятельство сильно обеспокоило правительство. Одновременно русский посланник в Иране, опасаясь распространения бабизма среди населения недавно завоеванного Россией Кавказа, куда уже проникло новое учение, потребовал от правительства Ирана перевести Баба в другое, более отдаленное от русской границы место.

После девяти месяцев заточения в крепости Маку Баб был переведен в Чехрик, где содержался в весьма суровых условиях заключения. Убедившись в том, что ни массовые убийства, ни жестокие преследования бабистов, ни, наконец, арест и содержание в строгой изоляции самого Баба не могли остановить распространения учения, правительство решило казнить Баба.

Баб был доставлен в город Тавриз и публично казнен девятого июля 1850 года. В числе его последователей был Мирза Хусейн Али, прозванный Баха-Улла, то есть Слава Божья. Родился он в Тегеране, столице Ирана, в 1817 году. Ему было 27 лет, когда он получил послание Баба. Прочитав послание, он немедленно признал божественную миссию его автора и стал ревностным защитником и проповедником Нового учения. В 1852 году, то есть два года спустя после казни Баба, было совершено покушение на жизнь иранского шаха.

Некий бабист, доведенный до умоисступления трагической казнью Баба и полагавший, что главным виновником этого злодеяния является никто как сам шах, решил отомстить за мученическую смерть своего учителя. Пистолет, из которого был сделан выстрел, был заряжен дробью и не причинил шаху особого вреда.

Началось поголовное избиение бабистов. В разгаре этих событий был арестован Баха-Улла и заключен в тюрьму. Трое суток Баха-Улла был лишен пищи и воды. Четыре месяца провел Баха-Улла в заточении, после чего с неоспоримой ясностью была установлена его непричастность к делу о покушении на жизнь шаха, он был освобожден, но ему было приказано покинуть страну.

Зимою 1853 года Баха-Улла вместе с семьей выехал в Багдад, нынешнюю столицу Ирака (в то время — центр Месопотамии, входившей в состав Турецкой империи).

Положение бабистов в это время в Иране было чрезвычайно тяжелым. Большинство выдающихся учеников Баба было казнено, а преследование оставшихся в живых продолжалось с прежней суровостью. Разъединенные и растерянные, они воспрянули духом и с еще большей энергией стали проповедовать новое учение.

Благородная и величавая личность Баха-Уллы, чарующее действие, которое он производил на всех, кому приходилось встречаться и беседовать с ним, глубина его знаний и безграничная щедрость завоевали уважение и симпатию населения города. Его стали навещать известные общественные деятели, ученые и главы арабских и курдских племен.

Растущий престиж Баха-Уллы в Багдаде, а также распространение нового учения среди паломников-мусульман, проезжавших через Багдад в святые города, встревожили духовных лидеров мусульман-шиитов, живших в указанных городах. Правительство Ирана обратилось к Турецкому правительству с требованием о выдаче Баха-Уллы иранским властям. Когда же Турция отказалась выполнить это требование, была направлена просьба удалить Баха-Уллу из Багдада и переселить его в более отдаленный от иранской границы и от святых шиитских центров пункт.

Турецкое правительство предписало Баха-Улле выехать в Константинополь (нынешний Стамбул), тогдашнюю столицу Оттоманской (Турецкой) империи. Перед выездом из Багдада Баха-Улла переехал в расположенный за городом сад, прозванный его последователями «Резван», что значит «Рай». В день своего прибытия в этот сад, а именно 21-го апреля 1863 года, Баха-Улла объявил бывшим с ним бабистам, что он является тем проявлением божественного откровения, о котором говорил и писал Баб и пришествие которого под разными наименованиями предсказано во всех священных книгах великих религий.

Этот день знаменует зарождение бахаизма как самостоятельной мировой религии. Двенадцать дней провел Баха-Улла в саду Резван, и эти дни считаются у бахаистов великим праздником. На двенадцатый день Баха-Улла вместе с семьей и группой последователей выехал в Константинополь, куда он прибыл в августе того же 1863 года.

В Константинополе Баха-Улла прожил четыре месяца. Но и здесь посол Ирана по распоряжению своего правительства действовал против Баха-Уллы. Он внушил турецкому султану, что пребывание Баха-Уллы в столице империи опасно. Султан издал приказ о высылке Баха-Уллы в Адрианополь.


Но и усилия двух могущественных в то время государств Востока во главе с такими деспотами-самодержцами, как иранский щах Насреддин и турецкий султан Абдул Азиз, не смогли затушить пламя, зажженное рукой провидения. Учение Баха-Уллы начало быстро распространяться и здесь, в Адрианополе, оно стало привлекать к себе также последователей из христиан.

По новому приказу султана Баха-Улла и его последователи, прожившие 5 лет в Адрианополе, были высланы в Акку — место ссылки тягчайших уголовных и политических преступников. Более двух лет провел Баха-Улла в тюрьме-казарме в строгой изоляции. Бахаисты, прибывавшие часто пешком из далекого Ирана с целью увидеть Баха-Уллу, не будучи в состоянии войти в город ввиду запрета властей, ограничивались тем, что, выбрав возвышенное место за стенами города-крепости, простаивали там до тех пор, пока Баха-Улла, заметив их из окна своей комнаты, находившейся на верхнем этаже, делал им рукой приветственный знак.

Спустя два года Баха-Улле и его последователям разрешили поселиться в частных домах, но строгий надзор за ними продолжался, и запрет о выходе за черту города оставался в силе. По мере того, как народ ближе стал соприкасаться с ссыльными и знакомиться с их убеждениями и нравственными устоями, вражда к ним сменялась дружбой, и всем становилось ясно, что возведенные на бахаистов обвинения лишены всякого основания и что эти люди являются жертвами происков их врагов.

Резко изменилось и отношение местных властей к Баха-Улле. Некоторые ученые-теологи, судьи, губернаторы, вожди племен в Палестине искали случая посетить его и иметь с ним беседу. Суровый приказ султана о содержании Баха-Уллы под строгим надзором практически потерял силу и превратился в клочок бумаги. В Акку все чаще стали приезжать бахаисты из Ирана, Кавказа, Туркестана и Индии.

Из крепости Акка Баха-Улла разослал ряд посланий правителям мира. В этих посланиях он объявлял о своей божественной миссии, призывал властителей последовать его учению, защищать угнетенных, заботиться о нуждающихся, не облагать народ тяжелыми непосильными налогами для увеличения вооружений, установить мир и соблюдать начала справедливости.

Обращаясь к духовным лидерам христианства, в том числе к папе Пию Девятому, он писал, что ожидаемый Мессия явился в его лице и что он принес законы для духовного перерождения человечества. Он призывал христианское монашество покинуть кельи и монастыри и выступить на арену активной деятельности и полезного труда на благо человечества. Ни один из правителей и ни один из религиозных лидеров не отозвался на призывы Баха-Уллы.

Курьер же, доставивший иранскому шаху послание Баха-Уллы, был арестован, подвергнут жестоким пыткам, которые продолжались целых три дня и закончились смертью героя-гонца, семнадцатилетнего юноши. После девяти лет, проведенных в крепости Акка, Баха-Улла переехал в местечко, расположенное недалеко от города, откуда через два года переселился в имение, известное под названием Бахджи. Отсюда, как и из Акки, Баха-Улла рассылал своим последователям многочисленные послания, в которых он призывал их к дружному общению с приверженцами всех религий и к беззаветному служению человечеству.

За это время бахаизм пустил корни, кроме Ирана, в Турции, Египте, Ираке, Сирии, Туркестане, Индии и на Кавказе.

Преследования же бахаистов в Иране продолжались. Казни и пытки временами принимали массовый характер, когда разъяренная толпа фанатиков, подстрекаемая духовенством, при попустительстве и во многих случаях при помощи и по инициативе властей, нападала на бахаистов, грабила и жгла их имущество, подвергала даже малолетних детей варварским истязаниям и казни.

Баха-Улла скончался 29-го мая 1892 года. В собственноручно составленном им завещании под названием «Книга моего Завета» он назначил своего сына Аббаса Эффенди главой и руководителем бахаистов, передал ему исключительное право толкования и разъяснения своих писаний.

Аббас Эффенди, назвавший себя Абдул-Баха, что значит «слуга Баха», родился в Тегеране 23 мая 1844 года. С ранних лет он испытал и пережил все напасти и страдания, обрушившиеся на его отца. Он поражал всех своей блестящей эрудицией, глубиной знаний в атласти теологии, философии, истории и литературы. Кроме персидского языка, он в совершенстве владел и турецким языком.

Противники бахаизма рассчитывали, что с кончиной Баха-Улла в созданной им религии, как это имело место в других религиях, вопрос с руководством вызовет внутренний кризис, что в свою очередь приведет к расколу, и дальнейший рост движения приостановится. Но завещание Баха-Уллы, которое внесло ясность и категоричность в вопросе о назначении руководителя не имеет прецедента в истории великих религий. Оно сохранило единство, и бахаизм под руководством Абдул-Баха продолжал неуклонно расти, привлекая все больше и больше последователей в Америке, Европе, Австралии.

В 1904 году в Петербурге в одном из первостепенных театров столицы России, была поставлена драма русской писательницы Изабеллы Гриневской «Баб». Эта постановка вызвала широкое обсуждение в печати и возбудила интерес Льва Толстого к новому учению.

Противники бахаизма направили свои атаки против Абдул-Баха как главы движения, его вдохновителя и защитника. В результате их интриг против Абдул-Баха, инсинуаций и ложных доносов суровые условия ссылки, которые в последние годы жизни Баха-Уллы фактически перестали существовать, были возобновлены. Только в 1908 году, когда в Турции произошла революция, Абдул-Баха, проведший сорок лет своей жизни в ссылке, был освобожден.

После освобождения Абдул-Баха выехал в Египет, откуда в 1911 году предпринял длительное путешествие по Западной Европе, Канаде и Соединенным Штатам Америки.

В больших городах этих стран он выступал в университетах, синагогах, церквах, на собраниях сторонников мира, теософов, суфражисток и эсперантистов. Он вел беседу с представителями печати, с выдающимися учеными и государственными деятелями. Лейтмотивом его речей и бесед был призыв ко всеобщему миру и объединению человечества.

В синагогах он говорил об Иисусе Христе как о божественном посланнике, в церквах доказывал истинность ислама, материалистам приводил доказательства о существовании Бога и бессмертии души, а политикам и экономистам разъяснял духовные принципы, провозглашенные Баха-Уллой, для разрешения мировых политических и экономических проблем. Он строго осуждал гонку вооружений в некоторых странах и сравнивал эти страны с пороховым погребом, могущим взорваться от одной искры и разжечь мировую войну. Наступление такой войны он ясно предсказал.

Единственным средством для отвращения висевшей над человечеством катастрофы он считал установление всеобщего мира. Вернулся Абдул-Баха в Палестину накануне первой мировой войны. В годы войны, когда многие районы Турции страдали от недостатка пищи, а в некоторых областях свирепствовал голод, Абдул-Баха не щадил своих сил и средств для оказания помощи населению Акки, Хайфы и их окрестностей. Он доставлял нуждающимся продукты питания и оказывал отеческую заботу вдовам, сиротам и всем пострадавшим от войны.

Последние годы Абдул-Баха прожил в городе Хайфе, расположенном у подножия горы Кармел, на склоне которой воздвигнут мавзолей Баба. Здесь, в Хайфе, как и в Акке, Абдул-Баха отдавал все свое время приему многочисленных бахаистов, приезжавших из разных стран. И, несмотря на преклонный возраст и упадок сил, вел, обширную и интенсивную переписку с верующими, направляя, деятельность все растущих бахаистских организаций и воодушевляя всех на работу по распространению принципов, провозглашенных Баха-Уллой.

Умер Абдул-Баха 28-го ноября 1921 года. В собственноручно составленном им завещании Абдул-Баха назначил своего внука Шоги Эффенди главой и руководителем верующих, передав ему право толкования писаний Баха-Уллы. Он назвал обязал всех бахаистов подчиняться его директивам и указаниям.

Шоги Эффенди родился в крепости Акка в 1897 году. С раннего детства он обнаруживал необыкновенные для его возраста любознательность и восприимчивость. Еще будучи отроком он зачитывался писаниями Баха-Уллы и Абдул-Баха. В юношеском возрасте Шоги Эффенди окончил курс в университете в Бейруте, после чего выехал в Англию и поступил там в Оксфорд. Там и застала его весть о кончине Абдул-Баха. Вернувшись в Хайфу, Шоги Эффендн во исполнение завещания Абдул-Баха взял в свои руки руководство бахаистами Запада и Востока. В дальнейшем эта молодая религия стремительно развивалась, и сегодня у нее миллионы последователей.

…Все эти пророки являются глашатаями одной истины и двигателями духовного и морального развития постоянно прогрессирующего человеческого общества.

Различие в существующих религиях имеет второстепенный характер и относится к законам социальной категории, которые меняются в соответствии с требованиями времени и степенью духовного и интеллектуального роста человеческого общества, которое в своем историческом развитии переживает периоды детства, юности и зрелости.

Таким образом, между всеми великими религиями существует теснейшая связь исторического единства и преемства, и миссия каждой из них взаимно дополняет друг друга.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *