Любим ли мы свою историю?

Любим ли мы свою историю?


istoriyaНередко можно слышать что, мол, у США нет никакой истории (а у Кении нет культуры, а у Японии — искусства и т.д.), но правильно ли мы используем само понятие истории и так ли уж все благополучно в этом плане у нас самих?

На одном из въездов в Лас-Вегас установлен знаменитый знак «Добро пожаловать в сказочный Лас-Вегас», который большинство из нас хотя бы раз наверняка видели в каком-нибудь американском фильме. Так вот знак этот был установлен (страшно подумать!) аж в 1959 году (это я иронизирую, конечно), но дело не в этом. А дело в том, что утром и вечером перед ним стоит и фотографируется с десяток людей, которые не ленятся ехать к нему на окраину города даже в сорокоградусную жару.

«Туризм!» — скажете вы. «Деньги!» -фыркнете вы. Да, и снова да. Но дело опять не в этом. А в том, что в Москве, несмотря на все «деньги» без ремонта разрушается и, весьма вероятно, в очень скором времени пойдет на металлолом Шуховская башня. Гниют без окон и крыш последние два-три деревянных дома, пережившие пожар 1812 года. В Выборге сносят средневековый квартал. Ну, вы поняли.


Зато готовят единый учебник истории, вводят дни воинской славы, миллионами раздают георгиевские ленточки. И вот получается, что история у нас вроде бы есть, но где-то не там, где должна быть.

Вот в Италии она в доме XV века в городишке Римини, где до сих пор живут люди. Во Франции она — в винодельне, зданию которой без малого 400 лет и которой владеет на протяжении всего этого времени одна семья. Она в развалинах римского храма, скрывшегося в парке позади сельского шато. В Грузии она в оливковом дереве, которое вот уже пятьсот лет растет у дома грузина Габриэла, который устраивает экскурсии по Тбилиси.

Да, наша история куда длиннее, чем у многих и многих стран. Но осознаем ли мы сами этот факт? Только ли то, что мы родились здесь, делает нас наследниками этой истории? Ведь обладание великим наследием — это, как и свобода, вовсе не привилегия, а каждодневный труд. типография, екатеринбург, печать здесь

Труд этот в том, чтобы не обшивать дедовский бревенчатый дом сайдингом, в том, чтобы не сбивать резные наличники ради пластиковых окон, не вешать кондиционер поверх сталинской лепнины, не давать расклейщикам объявлений уродовать трамвайные остановки. Много еще в чем.

История — это не цифры и даты из учебника, это именно придорожный знак и старое дерево в саду, или нет?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *