Огромное большинство просителей

Огромное большинство просителей


Огромное большинство просителейПапа, по-видимому, не мог знать, подходит ли огромное большинство просителей для тех должностей, которых они домогались. Многие люди стремились получить один и тот же бенефиций; в этом случае больше шансов получить его имел тот, кто располагал большим влиянием или пользовался поддержкой светских властей. С восстановлением светского влияния верность епископов, каноников и священников не была единой, в ущерб папской власти.

И, наконец, последним фактором, подрывающим власть папы, с начала XIV в. стали индульгенции. Теологической основой индульгенций является учение, в соответствии с которым пана как преемник св. Петра может использовать сокровища заслуг Христа, Его Матери и Святых для освобождения от наказания других людей за совершенные грехи, даже после того, как вина была прощена покаянием, Папы и теологи всегда утверждали, что индульгенции связаны с наказанием, которое влекут за собой все греховные деяния. Но язык власти часто оставлял людей в смятении, и многие считали индульгенции чем-то вроде талисмана или пропуска на небеса.


История индульгенций в 1095-1500 гг. показывает, что к концу XIII в. действие индульгенций было позитивным. Они помогали облегчить тот груз страха, под угрозой которого прежняя строгая система наказаний держала весь западный христианский мир; они давали уверенность в том, что власть, переданная Богом Церкви, простирается в вечность. Теоретическое обоснование этой системы было развито таким образом, что она подчеркивала полноту панской власти. Но после 1300 г. индульгенции стали предлагаться светским правителям как вознаграждение в силу политических соображений, исповедники давали полную индульгенцию умирающим в момент смерти. В 1344 г. папской властью стали пользоваться больше, и злоупотребления, особенно со стороны беспринципных монахов нищенствующих орденов, стали обычным явлением. Индульгенции, ассоциировавшиеся в начале средних веков с надеждой и доверием, впоследствии стали восприниматься со смущением, а в конце периода — с сомнением.

Comments are closed.